b30753a4     

Булычев Кир - Свободный Тиран



Кир Булычев
Свободный тиран
Цикл - "Гусляр"
Хоть горючее было на исходе, приземлился Удалов удачно: ничего не
разбилось и сам не пострадал.
Удалов поглядел в иллюминатор - дождя не было, температура плюс
семнадцать. Удалов надел пиджак, проверил, не забыл ли бумажник с
документами, и спустился по трапу на незнакомую планету.
Корабль стоял на пустоши, в кустах, засеянное поле удалось не повредить, и
это Удалова порадовало. Он зашагал по пыльной дорожке к городу.
В городе у крайнего дома копался пожилой мужчина в серой куртке и серых
штанах.
- Простите, - обратился к нему Удалов на космолингве, языке, понятном во
всей цивилизованной Галактике. - Вы не скажете, где у вас продают топливо
для космических кораблей?
- Нет у нас космических кораблей, - ответил местный житель.
- А керосин у вас есть? Мне в крайнем случае керосин подойдет.
- Керосин есть, - ответил местный житель. - Только вам не продадут.
- Почему?
- Потому что вы нарушили. В зону спустились.
- Я с мирными целями, - сказал Удалов. - Пролетом. У меня все документы в
порядке.
- Мое дело маленькое, - ответил местный житель. - Я простой заключенный.
И он снова принялся копать огород. А Удалов только тут заметил, что на
груди и на спине поселянина нашит черный семизначный номер.
Эта новость несколько встревожила Удалова, но он продолжил путь.
Встречались редкие прохожие. На Удалова они смотрели с любопытством, но
вопросов не задавали. И он молчал. Все прохожие были в сером и с черными
номерами.
Тут Удалов увидел человека со стопкой книг под мышкой. Удалов смело
подошел к нему, полагая, что с интеллигентом всегда легче договориться. Он
задал ему вопрос о керосине. Человек ответил, что керосин достать трудно -
в стране нет автомобильного и подобного транспорта. Еще три года назад по
приказу тирана все двигатели были уничтожены, чтобы злоумышленники не
убежали на них из зоны.
- Надо ли ваш ответ понимать так, будто я нечаянно опустился на территорию
концлагеря, а вы все тут заключенные?
- Вы правильно рассуждаете, инопланетянин, - ответил интеллигент.
- За что же вы арестованы? - спросил Удалов.
- Кто за что! - уклончиво ответил интеллигент.
- А есть ли автомобили за пределами зоны?
- Я не могу ответить на этот вопрос, - сказал интеллигент. - Так как я не
знаю, что делается в остальном мире.
- Неужели без права переписки? - удивился Удалов.
Интеллигент кивнул.
- А как же семья?
- Нет у меня семьи, - вздохнул интеллигент и поспешил прочь.
Возможно, потому, что к Удалову приближался полицейский. Его можно было
отличить по фуражке, палке в руке и высоким сапогам. В остальном он был
одет, как заключенный, и номер у него тоже был семизначный.
- Что происходит? - спросил полицейский.
Удалов сразу во всем признался и был арестован.
Полицейский повел его по главной улице лагерного города. Тот мало чем
отличался от обыкновенного, лишь вместо названий улиц на углах висели
номера блоков или зон, а вместо номеров домов - надписи "Барак № 456" или
"Карцер № 24". Но это не мешало работать парикмахерским и извозчикам.
Правда, даже на лошадях были лагерные номера.
В помещении лагерной комендатуры Удалова попросили подождать. Удалов
уселся на лавку в узком коридоре. По одну сторону от него сидел оживленный
подросток, по другую - девица легкого поведения. Ее профессию можно было
угадать по укороченной серой юбке и глубокому вырезу в лагерной робе.
- Удивляет меня ваш лагерь, - сказал Удалов. - Все занимаются своими
делами, и никто не перевоспи



Назад