b30753a4

Булычев Кир - Река Хронос 5



Кир Булычев
МЛАДЕНЕЦ ФРЕЙ
РЕКА ХРОНОС
(1992)
Анонс
Река Хронос. Великая река времени. Она течет сквозь годы, века, эпохи,
делает повороты, растекается ручейками, дает излучины. Но - что было бы, если
бы она повернула не там, где повернула? Хотя бы совеем чуть-чуть?
Возможно, все было бы именно так, как в книге Кира Булычева, проследившего
путь реки Хронос за весь наш XX век. Со всеми возможными мельчайшими
отклонениями от курса, круто меняющими дальнейший ход истории.
Что было бы, если?..
Если менять историю берется Кир Булычев - значит, будет интересно и
увлекательно!..
Все действующие лица-этого романа придуманы автором и любое совпадение с
прежде или ныне живущими людьми - досадная случайность.
Пролог
Январь 1992 г.
Леонида Саввича не насторожило то, что дама, назвавшаяся Антониной
Викторовной ("Зовите меня просто Антониной или даже Тоней"), позвонила ему на
работу. А ведь стоило задуматься: телефон сменили всего неделю назад, даже Соня
его не знала.
Антонина Викторовна сказала, что звонит по просьбе его бывшего соученика,
брат которого умер месяц назад, оставив коллекцию марок. А в семье соученика,
который, правда, давно отъехал в другую страну, хранится память о том, что
Леонид Саввич - выдающийся филателист и добрейшей души человек.
"Ну что вы, как можно, - сказал тут Леонид Саввич, - я отлично помню
соученика Геннадия, неужели он отъехал за рубеж? Если я могу помочь, то буду
рад, только учтите, что я стеснен материально, может быть, вам лучше обратиться
к более состоятельным филателистам, я готов дать вам телефон моего коллеги..."
"Ну нет, нет и еще раз нет, - возразила Антонина Викторовна, - покойный
настаивал, чтобы обратиться именно к вам, он так вам доверял. Впрочем, и сумма
может быть невелика, вы даже заработаете на этом".
"Как можно, как можно! Разве речь идет о наживе?"
"Нет, речь идет о гуманитарной помощи"
Смех у Антонины Викторовны был молодой, задорный, какой бывал по радио в
комсомольских передачах. ."А далеко ли ехать? - спросил Леонид Саввич. - У меня
нет своего транспорта и супруга хворает, мне надо будет еще пойти по магазинам.
Позвоните на той неделе, я буду рад".
Конечно, в сердце Леонида Саввича шевельнулся коллекционный короед: а
вдруг от неведомого брата забытого однокашника остались сокровища, собранные
еще дедушкой? Но Леонид Саввич привык не верить в счастье. Счастье всегда
доставалось кому-то еще, а он лишь глядел на удаляющиеся красные кормовые
фонарики.
К тому же у Леонида Саввича был большой жизненный опыт и он знал
наверняка, что выказывать излишнее любопытство, страсть, нетерпение - может
оказаться роковым. Поспешай не торопясь, как учил Блехман.
Но Антонина Викторовна сама взяла дело в свои руки.
Ничего подобного, сказала она. Поездка, займет всего ничего, альбомы у нее
с собой, в гостинице "Украина", тут она остановилась проездом. Разве она не
сказала еще, что брат умер в Костроме? Да, именно в Костроме. "Гена не говорил
вам, что они родом из Костромы? Ну вот, а вы .запамятовали. Я за вами заеду и
отвезу. Дело пустячное, вы успеете домой колбаски купить".
"Но я еще не кончил работать".
"Когда кончаете? В шесть? А в пять уйти сможете? В виде исключения.
Скажите, что врача к жене ждете. Я буду вас ждать у входа в институт". И Леонид
Саввич, разумеется, сдался.
Леонид Саввич вышел из института в пять-десять. Не хотел задерживать даму.
Воображение, не очень развитое у Леонида Саввича, тем не менее нарисовало ему
портрет незнакомки - учительниц



Назад