b30753a4

Булычев Кир - Я Вас Первым Обнаружил !



Кир Булычев
Я вас первым обнаружил!
Джерасси не спится по утрам. В шесть, пока прохладно, он включает
динамик и спрашивает Марту:
- Ты готова?
Мы все слышим его пронзительный голос, от которого не спрячешься под
одеяло, не закроешься подушкой. Голос неизбежен как судьба.
- Марта, - продолжает Джерасси. - Я верю, что сегодня мы найдем что-то
крайне любопытное. Ты как думаешь, Марта?
Марте тоже хочется спать. Марта тоже ненавидит Джерасси. Она говорит
ему об этом. Джерасси хохочет, и динамик усиливает его хохот. Капитан
подключается к внутренней сети и говорит укоризненно:
- Джерасси, до подъема еще полчаса. Кстати, я только что сменился с
вахты.
- Прости, капитан, - говорит Джерасси. - Сейчас мы быстренько
соберемся, уйдем на объект, и ты спокойно выспишься. Утренние часы втрое
продуктивней дневных. Надо спешить. Не так ли?
Капитан не отвечает. Я сбрасываю одеяло и сажусь. Ноги касаются пола.
Ковер в этом месте чуть протерся, Сколько раз я наступал на него по утрам?
Приходится вставать. Джерасси прав - утренние часы лучшие.
После завтрака мы выходим из "Спартака" через грузовой люк. По пандусу,
исцарапанному грузовыми тележками. За ночь на пандус намело бурого песку,
принесло сухих веток. Мы без скафандров. До полудня, пока не разгуляется
жара, достаточно маски и легкого баллона за спиной.
Безнадежная бурая, чуть холмистая долина тянется до близкого горизонта.
Пыль висит над ней. Она забирается повсюду: в складки одежды, в башмаки,
даже под маску. Но пыль все-таки лучше грязи. Если налетит серая туча,
выплеснется на долину коротким бурным ливнем, придется бросать работу и
ползти по слизи до корабля, пережидать, пока просохнет. После ливня
бессильны даже вездеходы.
Один из них ждет нас у пандуса. Можно дойти до раскопок пешком, десять
минут, но лучше эти минуты потратить на работу. Нам скоро улетать -
продовольствия и других запасов осталось только-только на обратный путь.
Мы и так задержались. Мы и так уже шесть лет в поиске. И почти пять лет
займет обратный путь.
Захир возится у второго вездехода. Геологи собираются на разведку. Мы
прощаемся с Захиром и занимаем места в машине. Места в ней так же
привычны, как места за столом, как места в зале отдыха, как места по
аварийному расписанию. Я вешаю аппаратуру на крючок справа. Месяц назад мы
попали в яму, и я разбил об этот крючок плечо. Тогда я обмотал его мягкой
лентой. Вешаю на него сумку с аппаратурой не глядя. Моя рука знает место с
точностью до миллиметра.
Джерасси протягивает длинные ноги через проход и закрывает глаза.
Удивительно, что человек, который так любит спать, может просыпаться
раньше всех и будить нас отвратительным голосом.
- Джерасси, - говорю я. - У тебя отвратительный голос.
- Знаю, - говорит Джерасси, не открывая глаз. - У меня с детства
пронзительный голос. Но Веронике он нравился.
Вероника, его жена, умерла в прошлом году. Занималась культурой вируса,
найденного нами на заблудившемся астероиде.
Вездеход съезжает в ложбину, огороженную пластиковыми щитами, чтобы
раскоп не засыпало пылью. Я вылезаю на землю третьим. Вслед за Мартой и
Долинским. Щиты мало помогают - пыли за ночь намело по колено. Джерасси
уже тащит хобот пылесоса, забрасывает его в раскоп, и тот, будто живой,
принимается ползать по земле, пожирая пыль.
Вести здесь археологические работы безумие. Пылевые бури способны за
три дня засыпать небоскреб, следа не останется. А за следующие три дня они
могут вырыть вокруг него стометровую яму. Бури принос



Назад