b30753a4

Булычев Кир - Последняя Война



Кир БУЛЫЧЕВ
ПОСЛЕДНЯЯ ВОЙНА
Повесть
Глава первая
С ОПОЗДАНИЕМ НА ГОД
1.
СУДОВАЯ РОЛЬ К/К* -
, ПОРТ ПРИПИСКИ -
ЗЕМЛЯ-14, Г/П 304089**
Капитан корабля - Загребин Геннадий Сергеевич.
Старший штурман (старпом) - Баков Алексей Иванович.
Старший механик - Лещук Александр Александрович.
Второй штурман - Бауэр Глеб Андреевич.
Второй механик - Антипин Иван Филиппович.
Третий штурман - Кудараускас Зенонас.
Третий механик - Ткаченко Кира Сергеевна.
Врач - Павлыш Владислав Владимирович.
Радист - Цыганков Юрий Петрович.***
Повар - Ионесян Эмилия Кареновна.
Практиканты - Райков Христо, Панова Снежина.****
Пассажиры - Корона Аро, Корона Вас.
_______________
* К/К - космический корабль.
** Г/П 304089 - галактические позывные К/К .
*** Более известен под прозвищем .
**** Стажеры Софийского института космических исследований.
2.
СРОЧНО Г/П 304089 КАПИТАНУ ЗАГРЕБИНУ ПО ДОГОВОРЕННОСТИ С
ГАЛАКТИЧЕСКИМ ЦЕНТРОМ ВАМ ПРЕДПИСЫВАЕТСЯ НЕМЕДЛЕННО ПРЕРВАТЬ ПОЛЕТ В
СЕКТОРЕ 31-6487 ОЖИДАТЬ К/К КОРОНА КЕНШ Г/П 312 ПРИНЯТЬ НА БОРТ ПАССАЖИРОВ
И ГРУЗ СПЕЦИАЛЬНОГО НАЗНАЧЕНИЯ ОБОРУДОВАНИЕ ДЛЯ ШАХТ ТИТАНА ПЕРЕГРУЗИТЬ НА
К/К КОРОНА КЕНШ ПРОДОЛЖАТЬ ПОЛЕТ СОГЛАСНО УКАЗАНИЯМ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ ЦЕНТРА
ЖЕЛАЕМ УСПЕХА ЗЕМЛЯ-14 КОЛЛИ
Малыш подписал бланк, поставил время: 8 часов 40 минут. Время
судовое. Сеанс связи с Землей должен начаться только через два часа.
Малыш включил экран внутренней связи. На мостике капитан был не один.
Он стоял, наклонившись над столом с картами, большими ладонями придавив
края, и оба стажера - Снежина и Христо - заглядывали через его плечи,
слушали.
.
Малыш подтвердил прием и выключил передатчик. Сигнал подтверждения,
помчавшийся к Земле-14, представился ему в виде зримого тела, пропадающего
из глаз, несущегося между потоками метеоров и космических лучей туда, где
за много миллионов километров ждет его Агнесса Колли. Нет, она не ждет.
Она знает, что сигналу добираться почти полчаса. Она оборачивается к
напарнику, рыжему Ахмеду, просит его сбегать за кофе. И Ахмед бежит. А
Агнесса, пользуясь минутой одиночества, достает спрятанное в журнале
метеоритных сводок письмо от Юры Цыганкова, которого она никогда не
называет Малышом и не любит, если называют другие. Письмо уже потерялось
на сгибах - кончается вторая неделя, как стартовала к Титану.
Ахмед возвращается с чашкой кофе, Агнесса незаметно прячет письмо. Ахмед
улыбается и говорит, что у него есть два билета...
Часы над головой прозвенели четвертушку часа. Восемь сорок пять. У
Малыша испортилось настроение. Почему он решил, что Агнесса перечитывает
его письмо? Она могла выбросить его, не распечатывая. Малыш включил
авторадиста, вышел в коридор.
Коридор был наполнен негромким, многозвучным гулом. В нем сливались
далекие голоса, шорох воздуха в кондиционерах, пришептывающие шаги
роботов, звон посуды в буфетной - и все эти звуки растворялись,
перемешивались и тонули в монотонном, утробном говоре двигателей.
Малыш остановился, с удовольствием прислушиваясь к голосам корабля,
одернул куртку, пришлепнул ладонью волосы. И увидел доктора Павлыша.
Доктор вышел из своего кабинета. Он нес рулон белой бумаги, подгребал им,
как веслом. Доктор был более других на похож на идеального
космонавта. В порту, на Земле, он облачался в голубой мундир космонавта
дальнего плавания; глаза его принимали тогда цвет горного озера, а
серебряная змея, обернувшись вокруг чаши над верхним карманом, почему-то
производила впечатление штурманского штурвала. Девушки называли его



Назад