b30753a4

Булычев Кир - Пойми Товарища !



Кир Булычев
Пойми товарища!
Цикл - "Гусляр"
В прошлом году в Великом Гусляре много говорили о том, что местная
футбольная команда "Лесообработчик" имеет шансы попасть во вторую лигу.
Некоторые полагали, что причина успехов гуслярской команды кроется в том,
что она перестала опираться на варягов, а привлекла в свои ряды
талантливую местную молодежь, другие уверяли, что заслуга в том нового
тренера Храбродеева, выпускника областных курсов, патриота родного края,
который сам вырос на Пушкинской улице над рекой Гусь, здесь играл на
травяной лужайке, отсюда сделал шаг в большой спорт и играл в первой лиге
в составе костромской команды.
По мере того как "Лесообработчик" совершал медленное восхождение по
ступенькам турнирной таблицы, разгромив тотьминскую "Стрелу", смешав с
пылью (окончательный счет встречи 7:0) "Восход" из Лесного Бора и
добившись почетной ничьей с вологодским "Водником", трибуны гуслярского
стадиона все теснее наполнялись болельщиками. Сборы были столь велики, что
всей команде заказали импортную форму. Даже те горожане, которые и не
подозревали ранее, что футбол уже добрался и до Великого Гусляра, стали
останавливать на улице знакомых вопросом:
- Как травма у Ниткина?
Или еще проще, фамильярнее:
- Володя не хромает?
Ниткин был нужен, очень нужен в решающих боях. Настолько нужен, что когда
из Котласа приехал охотник до чужих талантов тренер-администратор
Прибытков, его выследили, вываляли в смоле и перьях и с позором вынесли из
города. Правда, Ниткин был выше подозрений.
Даже профессор Минц, равнодушный к футболу, что неудивительно, так как
знаменитый изобретатель был поглощен глубокими проблемами и ему было
трудно выкроить время для посещения стадиона, заинтересовался успехами
гуслярской команды. Это не означает, что Лев Христофорович ничего в
футболе не понимал. Он разбирался в нем не хуже нормального болельщика,
так как, работая и размышляя, любил включать телевизор и краем глаза
наблюдать за кипением страстей на зеленом ковре стадиона. А если учесть,
что у Льва Христофоровича фотографическая память, можно понять, почему он
знал по фамилиям всех игроков высшей лиги, звезд итальянского футбола и
даже игроков швейцарской команды "Грассхопперс".
Так вот, в пятницу вечером, день был серенький, прохладный, к Минцу зашли
его соседи Корнелий Удалов и Саша Грубин. Они собирались на стадион и
предложили Льву Христофоровичу разделить с ними компанию. Лев
Христофорович вздохнул, с некоторым сожалением отложил стенограмму
конференции в Касабланке по вопросу о контактах с внеземными
цивилизациями, обесточил компьютер, пригладил блестящую лысину, натянул
замшевый пиджак, застегнул его на тугом животе и сказал:
- В путь, друзья!
Чем ближе они подходили к стадиону, тем гуще становилась толпа. Дорожки
парка, на краю которого стоял стадион "Лесные дали", были залиты сплошным
потоком людей, которые отказались от телевизора, рыбалки, охоты, домино,
чтения, стирки, мытья посуды ради того, чтобы поддержать земляков.
Пришлось минут двадцать стоять в очереди к кассе, но так как наплыв
зрителей был невиданным, а кассирша одна, за три минуты до начала матча
директор стадиона велел пускать всех без билетов. Место нашли с трудом, в
последнем, двенадцатом ряду.
Команда "Солевар" из Мыльниц уже разминалась на ровном, зеленом,
вытоптанном лишь у ворот поле. За воротами "Солевара" устроился Миша
Стендаль, корреспондент "Гуслярского знамени" с фотоаппаратом, а его
коллега из мыльницкой районной газет



Назад