b30753a4

Булычев Кир - Плоды Внушения



sf Кир Булычев Плоды внушения 1988 ru ru Ego http://ego2666.narod.ru ego1978@mail.ru FB Tools 2006-06-24 3B69F4DA-5FEC-4F04-9E69-D19AFCA5B96E 1.0 v1.0 — создание fb2 Ego
Кир Булычев
Плоды внушения
Лето прошло, а сыграть в домино все не могли собраться. Меняются времена, меняются люди. Раньше, как вечер наступит, со двора слышен гром — мастера долбят по столу костяшками.

А теперь, кто уехал, кто занят, кто разлюбил эту рыцарскую игру.
В октябре, вечер выдался мягким, теплым, почти летним, старик Ложкин вынес во двор заслуженную коробку, рассыпал по влажной от утреннего дождя столешнице черные костяшки. И стал ждать.
Сначала появился Корнелий Удалов. С женой повздорил. Потом выглянул из своего окошка Саша Грубин, увидел людей, подошел, сел на скамью, смахнув прилипший желтый лист.

Последним появился профессор Минц, Лев Христофорович.
— Трудный день, — сказал он. — Газеты читал, а еще и работать нужно.
Все согласились, что трудный день.
— И времена трудные, — сказал Ложкин.
— Да, трудные, — сказал Минц. — Не успеваешь прессу читать. Центральные газеты, областные газеты, городская пресса…
— Шумим, — сказал Ложкин. — Шумим.
Старик был в оппозиции. Грустно ему было смотреть на активность молодого поколения.
Удалов размешал костяшки, тщательно, как в старые времена. Но никто не спешил забрать свои.
— Тебе бы Пупыкина вернуть, — сказал Грубин Ложкину. — Чтобы был порядок и спокойствие.
— Молчи, кооператор, — ответил с презрением Ложкин.
Ложкину было противно считать, сколько Грубин заработал за последний месяц, делая мелодичные дверные звонки для жителей Великого Гусляра. Звонки исполняли любую мелодию, а в случае нужды говорили ласковым голосом, что хозяина нет дома. Звонки пользовались спросом.

А когда Ложкин сказал, что такой звонок ему не по карману, то Грубин сделал ему в подарок звонок с негромким колокольным перезвоном, в котором угадывался «Марш энтузиастов». Подарок Ложкина возмутил, потому что укрепил в мысли, что Саша Грубин бесстыдно обогатился, раз может позволить делать такие подарки.
— При Пупыкине, — сказал Ложкин. — Мы тоже немалого добились. Переходящих знамен завоевали штук шестьдесят. Мне звание почетного гражданина дали, семь юбилейных значков… Организованно жили. Солидно.

А вот я недавно пришел к Белосельскому с жалобой на Гаврилова, а у Белосельского дверь в кабинет раскрыта. Заходи любой. Так можно и без авторитета остаться.
С Ложкиным спорить не стали.
— Ну, начнем? — спросил Удалов.
— Движение вперед, — сказал Минц, не делая попыток забрать костяшки. — Вот главный закон природы. Новые люди, новая инициатива. Смотрите, сколько перемен вокруг!
— Что же получается, движение ради движения? — спросил Удалов.
— Любое движение, — ответил Минц, подразумевает перемены. А нам нужнее всего перемены.
— Да здравствуют перемены! — воскликнул Грубин.
Наступила пауза. Слышно было, как в соседнем дворе заскрипела калитка. Захлопала крыльями ворона, опускаясь на крышу.
— Нет, — сказал Удалов. — Любые перемены — это опасно. Некоторые так думают, что изобрел, отрапортовал, выдвинулся, а какой ценой — неважно, Есть такая тенденция.
— Есть, — сразу согласился Ложкин. — Устал я от этого.
— Значит ты против прогресса? — спросил Грубин.
— Я за прогресс, но без лишнего изобретательства. Хотите историю расскажу?
— Только не выдумывай, — предупредил Грубин.
— Чистая правда, — сказал Удалов.
И он поведал соседям историю, что приключилась с ним на одной планете во время последнего космического путешествия. Название планеты он не запомнил, да и нева



Назад