Гостиница Волхов 2 b30753a4

Булычев Кир - Паровоз Для Царя



sf Кир Булычев Паровоз для царя 1976 ru ru Ego http://ego2666.narod.ru ego1978@mail.ru FB Tools 2006-06-24 70139133-D8D0-47D9-981F-C071E9222991 1.0 v1.0 — создание fb2 Ego
Кир Булычев
Паровоз для царя
Небольшой космический корабль упал во дворе дома № 16 по Пушкинской улице. Шел дождь со снегом, осень заканчивала свое дело. Упал он бесшумно, так что Корнелий Удалов, который шел на работу, сначала даже не сообразил, какие гости пожаловали прямо к дому.
Корабль повредил край сарая, шмякнулся в лужу, подняв грязь и брызги. И замер.
Удалов вернулся от ворот, обошел корабль вокруг, прикрываясь от дождя цветным пляжным зонтиком, позаимствованным у жены, постучал кораблю по боку, надеясь на ответный сигнал, и, не дождавшись, отправился будить соседа Александра Грубина. По дороге подумал, что опять придется опоздать в стройконтору.
— Саша, — сказал Удалов, толкнув пальцем форточку на первом этаже. Форточка отворилась. — Саша, вставай, к нам космический корабль на двор упал.
— Рано еще, — послышался сонный голос Грубина. — Восьми нету.
— Молчит, не откликается, — сказал Удалов. — Может, авария случилась?
— А большой корабль? — спросил Грубин.
— Нет, метра три в поперечнике. Системы «летающее блюдце».
— А опознавательные знаки есть?
— Опознавательных знаков не видно.
— Ты посторожи, я сейчас оденусь. Дождь на дворе?
— Мерзкая погода. И надо же было ему именно сегодня упасть! У меня в девять совещание.
Удалов вернулся к кораблю, отыскал люк, закрытый изнутри, постучал в него погромче.
— Стемивурам зас? — раздался изнутри голос, заглушенный обшивкой корабля.
— Это я, Удалов, — сказал Корнелий Иванович. — Вы нарочно к нам приземлились или как?
— Послити, маратакра, — сказал голос изнутри.
— Открывай, открывай, я подожду, — ответил Удалов.
Люк щелкнул, отворился.
Внутри стоял, протирая заспанные глаза, неизвестный Удалову встрепанный космонавт в пижаме.
Внешне он напоминал человека, если не считать чрезвычайно маленького, по пояс Удалову, роста, зеленоватой кожи и жестких волос, которые пучками росли на лбу и на кончике носа.
— Прекграни вслука! — воскликнул космонавт, поглядев на небо, потом на Удалова и на строения, окружающие двор.
— Погода как погода, для этого времени года в наших широтах мы лучшего и не ждем.
Космонавт поежился на ветру и сказал:
— Струку, крапатака.
— Оденься, оденься, — сказал Удалов. — Я подожду.
Он заботливо прикрыл за ушедшим космонавтом люк, а сам зашел за бок корабля, там меньше хлестало дождем. Розовая краска с корабля облезла — видно, не первый день его носило по космическим далям.
Пришел Грубин, накрытый армейской плащ-палаткой.
— Этот? — спросил он, показывая на корабль.
— Вот именно, — сказал Удалов.
— Некрупный. А ты как, достучался?
— Сейчас оденется, выйдет.
— Он к нам с визитом или как?
— Еще не выяснили. Погода ему наша не понравилась.
— Кому такая понравится! Не Сочи.
— Всегда я жду чего-нибудь интересного от прилета межзвездных гостей. Развития технологии, науки, искусств, — сказал Удалов. — Даже сердце замирает от перспектив.
— Погоди, может, у него враждебные цели, — сказал Грубин.
— Не похоже, — сказал Удалов. — Он в пижаме был, видно, проспал посадку.
— А на каком языке говорит?
— Язык пока непонятен. Ну ничего, расшифруем.
Расшифровывать язык не пришлось. Люк заскрипел, отворился, на землю соскочил космонавт, на этот раз в прозрачном плаще и такой же шляпе с полями. Ему было зябко, зато от дождя он был защищен.
— Ну что ж, — сказал Удалов, — давайте знакомиться.
— Стрпехуюрка тик, — сказал космонавт.
— П



Назад