b30753a4

Булычев Кир - Опозоренный Город (Клад)



Кир Булычев
Опозоренный город
Др. назв.: Клад
Цикл - "Гусляр"
Клеймо позора, поставленное судьбой на лбу Великого Гусляра, как и всякое
клеймо, несмываемо. В его появлении не обвинишь масонов, сионистов, ЦРУ и
мафию.
Сами виноваты.
Но признаться в этом невозможно.
Началось с того, что в окрестностях Великого Гусляра совершил посадку
самый обыкновенный космический корабль из системы Сципиона. В корабле был
один космонавт, имени которого никто не знает.
Цели у пришельца, по-видимому, были вполне безобидные. Может быть, ему
понадобилась крапива, которая считается в Галактике универсальным
воспитательным средством, а может, он хотел нарвать ландышей для своей
подруги.
Космонавт выбрал безлюдное место в лесу неподалеку от Великого Гусляра,
нашел там ярко-зеленую поляну и ударил по тормозам!
Пока корабль медленно приближался к земле, космонавт посмотрелся в зеркало
и остался собой доволен. Выглядел он как самый обыкновенный гуслярский
грибник. Это на случай, если состоится случайная встреча в лесу. Космонавт
строго соблюдал правила невмешательства!
Корабль коснулся земли, трава расступилась, на поверхности появилась
черная грязь, и оказалось, что по недосмотру капитана и приборов корабль
опустился в небольшую, но глубокую трясину.
Космонавт срочно открыл верхний люк похожего на гигантское серебряное яйцо
корабля и выскочил на его последнее сухое место.
Космонавт постоял еще полминуты на макушке корабля. Он еще не терял
надежды, что корабль вот-вот коснется дна трясины, но, когда черная грязь
стала собираться со всех сторон к его ботинкам, космонавт поднатужился и
сиганул на сухой бережок, находившийся метрах в десяти от макушки корабля.
Космонавт постоял минут десять, глядя, как макушка исчезает в трясине, как
чавкнула, засасывая его, жижа, как успокоилась, покачавшись, болотная
грязь.
Космонавт готов был плакать.
Положение, в которое он попал, можно назвать трагическим.
В десятках световых лет от дома и ближайшей технической станции,
совершенно один на планете, куда раньше почти не ступала нога существа из
цивилизованной Галактики, он должен был достать из глубокой трясины свой
тысячетонный корабль и улететь отсюда, не выходя на связь (это
категорически запрещалось) с местными властями и прессой.
Если же не удастся выполнение этой нереальной задачи, ему не остается
ничего, кроме самоубийства. А самоубийство было для того космонавта
немыслимым и даже отвратительным актом.
Так ничего и не решив, космонавт отправился пешком в Великий Гусляр, по
дороге надеясь что-нибудь придумать.
Как каждый путешественник во Вселенной, космонавт учился на курсах
выживания. Он мог тридцать две минуты сдерживать дыхание, подниматься с
глубины в полкилометра без акваланга, падать с шестого этажа и не
разбиваться, умел общаться со встречными на их языках, бегал быстрее
американских негров и плавал лучше, чем крокодил.
Он знал о хитростях, к которым можно прибегать космонавтам на чужих
планетах.
И вот, размышляя о том, как спастись, космонавт вспомнил об одной
хитрости, которая могла ему помочь, если жители Земли были склонны к
распространенному в Галактике греху, вернее, скажем, слабости.
Следовало проверить свое предположение.
Раздумывая об этом, космонавт вошел в Великий Гусляр.
Крайние улицы города застроены одноэтажными домиками с палисадниками,
однако по мере приближения к центру дома становятся выше, достигая в самом
центре высоты в четыре этажа.
Между домами стоят пережившие антирелигиозную пропаг



Назад