b30753a4

Булычев Кир - Один Мальчик Наступил На Рамокали



Кир Булычев
Один мальчик наступил на рамокали
цикл "КИМ ПЕТРОВ"
По долгу службы мне, разъездному представителю Олимпийского комитета,
приходится бывать в самых дальних уголках Галактики.
На Вапру я летел впервые. Планету открыли меньше двух веков назад, а
заселили совсем недавно, причем заселили с тридцати разных звездных
систем. Там до сих пор нет общего языка, все ходят с транслейтерами.
Населения на планете - не густо, да и суши на Вапре не много - раз в
десять меньше, чем на Земле. Климат жарковатый, но без особых перепадов,
жить можно.
Космограмма о моем прилете затерялась в пути, никто меня не встречал, я
выбрался из здания космодрома и остановился на минутку, чтобы оглядеться и
подивиться разнообразию жителей Вапры, которые ходили, бегали, ползали,
прыгали, летали и передвигались непонятным образом по площади.
Вечерело. В зеленом небе быстро крутились многочисленные луны, зажглись
первые огни. Громадная стрекоза, крылья в полметра, сделала круг над моей
головой. Я на всякий случай снял шлем и помахал им над головой, чтобы
стрекоза не приставала к прохожим. Она поднялась чуть выше. Поглядывая на
стрекозу краем глаза, я высматривал свободное такси. Наконец высмотрел.
Путь к машине лежал через группу непринужденно расположившихся скорпионов
размером с собаку. Это меня несколько задержало.
Водитель флаера, многоногий пульсиканец, принялся махать конечностями,
привлекая мое внимание.
- Иду, - сообщил ему я на космолингве и сделал шаг по направлению к
скорпионам. Нерешительный шаг, вернее, шажок.
И в этот момент проклятая стрекоза спикировала на меня.
Чтобы спастись, я сбил ее шлемом на землю и в страхе, что она цапнет
меня, наподдал ей ногой, отчего она рассыпалась на кусочки.
Гордый своим подвигом, я уже смелее направился к скопищу скорпионов, но
тут вижу, что шофер схватился за голову и нырнул в машину.
- Погодите! - крикнул я.
Такси взяло с места и свечой ушло в зеленое небо.
Я бросился было за ним. Скорпионы в панике ринулись в стороны.
Вдруг меня крепко схватили под локти две юные девушки спортивного типа.
- Что случилось? - спросил я.
Они смотрели на меня с ужасом и отвращением. К ним присоединился шар с
глазами наверху, который выпустил ложноножки и вцепился мне в грудь.
Стремительно собралась разномастная толпа.
- Давайте его растерзаем, - сказал кто-то из толпы.
- Придется растерзать, - согласилась одна из девчушек. - Иначе
последствия будут ужасны.
- Погодите! - воскликнул я. - Я ничего плохого не хотел! Я приезжий!
- Он приезжий! - сказал шар с ложноножками. - А нам что, расхлебывать?
Нет, я предлагаю его растерзать!
Меня тут же начали терзать. Шлем улетел в сторону, чемодан валялся на
мостовой, костюм трещал по швам. Скорпионы подошли поближе и, видно, тоже
хотели принять участие в действе.
- За что? - кричал я, стараясь перекричать толпу. - Разве стрекозы
охраняются законом?
- При чем тут закон, при чем тут охрана? - кричали мне в ответ.
- Неужели она была разумной? - испугался я.
- Разумной? - по толпе прокатился смешок. Я решил, что смех несовместим
с насилием и меня сейчас отпустят. Не тут-то было. Я полез в карман, чтобы
достать удостоверение, дающее право на дипломатическую неприкосновенность.
Несмотря на удары и толчки, это мне удалось сделать.
- Я пользуюсь дипломатической неприкосновенностью! - прохрипел я. - Я
член Олимпийского комитета!
- Не поможет! - кричали в толпе, но хватка шара с ложноножками, почти
задушившего меня, вдруг ослабла.
- Повторите, -



Назад