Библиограф - русские авторы. Выпуск 020


b30753a4

От издателей к читателям


Издательство "Пупкин и микроба" приветствует всех сюда пришедших.
Предлагаем вашему вниманию Выпуск 020 из серии "Библиограф - русские авторы."

Уважаемые мамзельки, мадамки и ихние мужики - вы пришли на офигительно полезный сайт про книжки. Книжки русских, советских и антисоветских поэтов, драматургов, писателей и всех кто таковым себя почему-то считал (пусть и с ошибками).
Здесь публикуются фрагменты ихних творений. Вам стразу станет ясно - нужно тратить на это деньги.

Глава 39. Булычев Кир

В этой главе опубликовано


Булычев Кир - Когда Чапаев Не Утонул
Удалов с Грубиным шли мимо кинотеатра. Была субботняя первая половина дня, и дел до самого обеда не намечалось. На сеансе 11.30 шел кинофильм «Чапаев».
— Саша, — сказал Удалов. — Ты давно это кино смотрел?
— Любимый фильм моего детства, — сказал Грубин. — Тогда еще не было широкого экрана и телевизора. Как бы теперь психическую атаку показали бы!
— А может быть, и не лучше, — сказал Удалов. — Всему свое время.
— Что, купим билеты по десять копеек и войдем в компанию с мальчишками? — спросил Грубин и пошел к кассе.
Перед кассой было пусто, даже странно, что никто не хотел смотреть такую заслуженную картину.
— Что? — спросил Грубин у сонной кассирши Тони. — Нынешнее поколение детей предпочитает «Семнадцать мгновений»? Так дай же по билету старожилам этого света.
— Дети ничего, предпочитают, — сказала Тоня. — У меня только последний ряд остался.
— А куда же остальные билеты делись?
— А остальные куплены вместе с прошлым сеансом. Они по два раза, сорванцы, смотрят.
Они вошли в пустое фойе кинотеатра, где за стойкой буфета тосковала пожилая женщина, а по стенам висели поблекшие фотографии наших, советских кинозвезд из настенного календаря. Купили по пиву, заели бутербродами с голландским сыром. Удалов спросил:
— Сколько раз ты, Саша, эту картину наблюдал?
— «Чапаева» имеешь в виду? Раз десять.
— И я раз пять, — сказал Удалов. — Потом перестал. Очень меня травмировало то, что Чапаев в реке утонул. Я все ждал, может, разок не утонет.

А он тонет.
— Таких глупостей я даже в детстве не думал, — сказал Грубин, и тут, видно, утренний сеанс кончился, открылись двери в зал, и оттуда к буфету наперегонки выскочили сто пятьдесят мальчиков и пять девочек. Все они бежали, зажимая в кулачках мелочь на конфеты и лимонад.

Грубину с Удаловым пришлось вцепиться в стол, чтобы их не снесло этим потоком. Дети толкались у стойки, спешили насладиться, прежде чем начнется следующий сеанс.
Один из самых шустрых детей, мальчик лет десяти с лукавым взором и множеством царапин на носу и на щеках первым успел добыть себе пирожное эклер и стакан лимонада и присел за стол к взрослым.
Ел он быстро и сказал Грубину с Удаловым:
— Вы бы пошевеливались. А то опоздаете.
— Еще до начала десять минут, — сказал Грубин, а Удалов, у которого были собственные дети, добавил:
— Так со взрослыми разговаривать не следует, мальчик.
— Ну, как хотите. Не достанется места, и все тут. Я же из лучших побуждений.
— У нас на билетах места указаны, — сказал Грубин.
— Места! — воскликнул мальчишка с пафосом. — Кто будет смотреть на ваши места, когда каждый хочет быть поближе к экрану!
— Чепуха, — сказал Удалов, а Грубин поверил ребенку, одним глотком допил пиво, дожевал бутерброд и сказал Корнелию:
— Я первым пойду и тебе займу.
Но Корнелий уже спешил за Грубиным.
Они отыскали приличные места, в центре зала, куда как лучше тех, что были положены им по билету. Сели. В зале оставалось много народу.

Некоторые из ребят берегли свои хорошие места, некоторые просто не имели финансов, чтобы сбегать в буфет.
— И вы все это кино по второму разу смотрите? — спросил Грубин у соседа.
— Многие и на третий раз остались бы, — сказал лукавый мальчишка.
— А если бы весь день этот фильм шел?
— Кое-кто бы остался, но некоторые бы сбежали, от голода.
— А ты чего такой исцарапанный?
— Кошку дрессировал.

Булычев Кир - Каникулы В Космосе Или Планета Пять-Четыре
Булычев Кир - Каникулы В Космосе, Или Планета Пять-Четыре
Булычев Кир - Киллер
Булычев Кир - Клад Наполеона
Булычев Кир - Кладезь Мудрости
Булычев Кир - Клин Клином
Булычев Кир - Коварный План
Булычев Кир - Когда Вымерли Динозавры
Булычев Кир - Когда Чапаев Не Утонул
Булычев Кир - Козлик Иван Иванович
Продолжение главы 39

Глава 40. Булычев К. - Бунин И.

В этой главе опубликовано


Бунин Иван Алексеевич - Велга
Глухой шум зыби, то ослабевая, то усиливаясь, — точно ропот соснового бора, когда по его вершинам идет и разрастается буря, — с глубокими и величавыми вздохами разносится вместе с криками чайки… Видишь, как бесприютно вьется она в тусклом осеннем тумане, качаясь но холодному ветру на упругих крыльях? Это к непогоде.
День с самого утра хмурится. Здесь, на этом неприветливом северном море, на его пустынных островах и прибрежьях, круглый год ненастье. Теперь же осень, а север еще печальнее осенью. Море угрюмо вздулось и становится темно-железного цвета.

Издали необозримая равнина его кажется выше берега, она уходит в туманный простор на запад, а ветер все быстрее гонит с запада волны и далеко разносит крик чайки.
— Кри-э! — жалобно и пронзительно звучит по ветру. Утром она беспокойно и криво летала над самым прибоем. Море непрерывно крутящимися валами окаймляло берег.

Здесь оно, налетая на него с грохотом и шумом, рыло под собою гравий, там, как кипящий снег, рассыпалось с шипеньем и широко взлизывалось на берег, но тотчас же скользило, как стекло, назад, подпирая собою новый крутящийся вал, а вдали расшибалось о камни и высоко взвивалось в воздух. И далеко гудел берег от прибоя… Чайка с криком бросалась между волнами, плавно скользя по воде в их ухабы, выносилась на новой волне до высокого гребня и взлетала вся в брызгах и пене. Ветер вольно носил ее низко над морем.
Но потом она словно устала. Надвигается ненастный вечер, и бессильно качается чайка на ветру, все дальше уходит, белея в тумане, от берега в море… Слышишь, как жалобно раздаются ее радостные стенания?
Вот она уже еле-еле виднеется в сумраке. Быстро спускается темная бурная ночь; чаще и чаще мелькают в море седые космы пены. Шум прибоя растет, ледяной ветер вздымает и бешено срывает волны, разнося по воздуху брызги и резкий запах моря.
— Кри-э!.. — доносится откуда-то издалека, снизу.
Слушай, я расскажу тебе, под шум бушующего северного моря, старую северную легенду.
I
Было это давно, в незапамятное время.
У холодного северного моря жила молодая и сильная Велга. На закат были воды, на восток — песчаный берег, близко за селением сходившийся с небом. Что было там, к востоку, Велга не знала и не хотела знать. Она никогда не ходила к востоку.

Не ходил и отец ее, не ходила и мать, не ходила и старшая сестра, Снеггар. Они знали только море.
Возле моря прошло детство Велги. Быстро прошло оно, и весело было ей в детстве! Зимой, когда море только под самым краем неба чернело волнами, а у берегов было покрыто белым снегом, Велга спала в мягком гагачьем пуху и, просыпаясь, видела перед собой живой свет очага среди темной и низкой хижины. Летом, когда светит солнце, дует теплый ветер и вода легко плещется в море, Велга искала на песках яички зуйков и плавунчиков или бегала к прибою, ложилась ничком на берег, а волны с шумом обдавали ее… Так забавлялась она летом, и всегда с Велгой были Ирвальд и Снеггар.
Толстая Снеггар часто смеялась и пела, да не умела она так звонко кричать и так смело кидаться в шумящее море, как Велга.

Булычев Кир - Река Хронос 4
Булычев Кир - Река Хронос 5
Булычев Кир - Река Хронос2
Булычев Кир - Репка
Булычев Кир - Ретрогенетика (Оглянись, Генетика !)
Булычев Кир - Речной Доктор
Булычев Кир - Родимые Пятна
Булычев Кир - Рождественская Сказка
Булычев Кир - Роковая Свадьба
Булычев Кир - Садовник В Ссылке
Продолжение главы 40